RUS
†Бог любит тебя таким, какой ты есть! †Христос добровольно пошел на крест за твои грехи †Смерть побеждена! †Самый прямой путь к спасению - не осуждай! †Иисус ищет и ждет тебя! †Христос воскрес! †Дьявол не может сделать ад привлекательным, поэтому он делает привлекательной дорогу туда

Духовные упражнения по воскресеньям

Проводим Рядовое время с молитвенными размышлениями католического священника и богослова Франсиско Карвахала (книга «В общении с Богом»). Скачать размышления на каждый день можно внизу этой статьи.

Шестое Рядовое Воскресенье. Смирение и упование на Господа
 
1. Только смиренный человек может по-настоящему уповать на Господа.
 
2. Великое зло гордыни. Ее проявления.
 
3. Упражняться в добродетели смирения.
 
1. Будь мне каменною твердынею, домом прибежища, чтобы спасти меня, – гласит Входной антифон сегодняшней святой Мессы[637 - Пс 31 (30), 3]. Бог – сила и прибежище в той великой немощи, которую мы открываем в себе и вокруг себя. Он – опора в любой момент, в любой период жизни, в любой ситуации. Благословен человек, который надеется на Господа, и которого упование – Господь, – учит нас пророк Иеремия в первом чтении сегодняшней Мессы. – Ибо он будет как дерево, посаженное при водах и пускающее корни свои у потока; не знает оно, когда приходит зной; лист его зелен, и во время засухи оно не боится, и не перестает приносить плод[638 - Иер 17,5-6]. Напротив, проклят тот, кто надеется на человека и плоть делает своею опорою, и которого сердце удаляется от Господа. Жизнь такого человека бесплодна, его можно сравнить с вереском в пустыне[639 - Ср. Иер 17,5-6].
 
Будь мне каменною твердынею: смирение и упование на Господа всегда выступают вместе. Лишь человек смиренный видит в Господе источник своего успеха и силы. Одной из причин, по которой гордецы жадно ищут похвал, переоценивают самих себя и испытывают отвращение ко всему, что может уронить их в собственных глазах или в глазах окружающих, является недостаток подлинного мужества. У них нет иной опоры и иной надежды на счастье, кроме них самих. Как раз поэтому они так чувствительны к малейшей критике в свой адрес, так упрямо настаивают на своем, так жаждут признания, так требуют уважения. Они ищут точку опоры в себе самих, подобно тому, как утопающий хватается за соломинку, хотя она и не может спасти его. Чего бы такой человек ни добился в жизни, он все равно будет оставаться неуверенным, недовольным и неспокойным. Тот, кто не имеет смирения, не прибегает к Отцу своему Богу – истинному своему Помощнику – поселится в местах знойных в степи, на земле бесплодной, необитаемой, как говорит об этом сегодняшний литургический текст. Гордец не приносит плода. Постоянно недовольный, он не знает подлинного мира и подлинного блаженства.
 
Христианин всецело полагается на Бога. Сознавая и принимая свою слабость, он не слишком уповает на свои силы. Приступая к любому начинанию, он делает все по-человечески возможное, чтобы достичь цели, но при этом рассчитывает, главным образом, на помощь свыше, испрашиваемую в молитве. Смирение есть основание молитвы. “Мы не знаем, о чем молиться, как должно” (Рим 8,26). Смирение – это готовность безвозмездно принять дар молитвы: человек – нищий перед Богом[640 - Катехизис Католической Церкви, 2559]. Человек смиренный сознает и радостно исповедует, что все, чем он пользуется и что имеет, происходит от Бога. Смирение – это не презрение к самому себе (ведь Бог не презирает нас – творения, вышедшие из Его рук), но умение забыть о самом себе и всецело посвятить себя заботам о других людях. Лишь человек по-настоящему простой может ощущать себя сыном Божиим. Когда нам кажется, что все погибло, то… ничто не погибло, ибо Ты – Бог крепости моей (Пс 43 (42),2). Если Господь живет в нашей душе, то все остальное второстепенно, преходяще – даже если кажется очень важным. Мы же в Боге – вечны[641 - Св. Х. Эскрива, Ближние Гопода, 92]. С Богом мы почувствуем себя сильными и непобедимыми даже в своих немощах, вне зависимости от того, о каких именно немощах идет речь.
 
2. Самые большие трудности, с которыми встречается желающий следовать за Христом и служить ближним человек, связаны с необузданным самолюбием. Тот, кто не в меру самолюбив, с одной стороны склонен переоценивать свои силы, а с другой – впадает в отчаяние при виде собственных недостатков и падений. Гордыня проявляется и в бесконечных внутренних монологах, единственной темой которых остается наше собственное Я и все, что с ним может быть связано. Общаясь же с другими людьми, гордец говорит, главным образом, о себе самом и своих проблемах. Он ищет признания во что бы то ни стало. Некоторые отстаивают свою позицию любой ценой, вне зависимости от того, насколько правильной она является. Они не допускают по отношению к своей персоне даже малейшей тени неуважительности. По этим причинам жить с ними очень тяжело. Одна из самых недостойных форм самоутверждения – унижение других. Гордецы не выносят, когда хвалят других людей, они тотчас указывают им на их недостатки. Еще одна характерная черта гордеца – нетерпимость к критике и замечаниям.
 
Гордец живет так, словно бы он не нуждался в помощи Божией, занимаясь своими делами, трудясь, предпринимая усилия, чтобы стать лучше. Он переоценивает свои достоинства, не замечает недостатков, и, в конце концов, начинает считать достоинствами даже собственные безрассудства. Например, внушает себе, что является человеком великодушным и широким, как раз потому, что не обращает внимания на повседневные мелкие обязанности, не считается с тем фактом, что верность в великих делах предполагает верность в малом. На том же основании он ставит себя много выше иных людей, на самом деле куда более достойных, чем он.
 
Святой Бернард обращает внимание на далеко идущие последствия греха гордыни[642 - Св. Бернард Клервосский, О степенях смирения, 10]: любопытство, т. е. желание знать все обо всех; духовное легкомыслие, т. е. отсутствие подлинной основательности в молитве и в жизни; глупую и несвоевременную радость, чья пища – недостатки других людей и возможность их высмеивать; хвастовство; стремление выделиться; наглость; предубеждение; нежелание признавать свои, вполне очевидные ошибки; нежелание признаваться в своих грехах даже на исповеди…
 
Гордец весьма неохотно признается в том, что в действительности происходит в его сердце. Спросим самих себя: оцениваем ли мы добродетель смирения по достоинству, молимся ли Господу о ее даровании, ощущаем ли потребность прибегать к Отцу нашему Богу во всех наших нуждах – больших и малых? Самое большое препятствие на пути к святости – это упование на собственные силы, а не на помощь Божию. Нет такой пропасти, в которую бы мы не могли упасть, нет такого преступления, которого бы мы не могли совершить, если бы нас не поддерживала благодать Божия[643 - Св. Максимилиан Кольбе, Niepokalanоw 1990, s. 58]. Будем же взывать вслед за псалмопевцем: Боже! Ты Бог мой, Тебя от ранней зари ищу я; Тебя жаждет душа моя, по Тебе томится плоть моя в земле пустой, иссохшей и безводной[644 - Пс 63 (62),2]. Эти слова могут стать тем кратким молитвенным воззванием, которое мы будем повторять на протяжении всего дня.
 
3. Необходимое условие святости – забыть о себе самом. Лишь в этом случае мы сможем увидеть в Боге абсолютное Благо и будем по-настоящему заботиться о наших ближних. Кроме молитвы – этой основы нашей духовной жизни, мы должны уделить особое внимание добродетели смирения. Необходимо упражняться в смирении, занимаясь трудом, исполняя домашние обязанности, будучи наедине с собой…, короче говоря – всегда. Не будем чрезмерно сосредотачиваться на наших личных проблемах: здоровье, отдыхе, отношении к нам окружающих, возможности влиять на ход событий… Постараемся говорить о себе и своих делах как можно меньше, не будем превозноситься над ближними. Будем избегать любопытства: желания знать все обо всем и демонстрировать свою осведомленность. Терпеливо и с радостью встретим все выпавшие на нашу долю неприятности и посвятим их Господу. Не будем яростно отстаивать своего мнения, если этого прямо не требуют соображения истины и справедливости. Но и в этом последнем случае будем стоять на своем, хотя и решительно, но разумно и деликатно. Не будем обращать внимания на ошибки других людей, скорее поищем для них оправдания. С любовью придем им на помощь и подскажем, как освободиться от плена заблуждений. Спокойно встретим критику в наш адрес, хотя бы она и не казалась нам обоснованной. Будем готовы уступить желанию ближних, если только это не касается наших обязанностей и не противоречит требованиям любви. Не будем без действительной необходимости демонстрировать своих достоинств, материального благополучия, знаний… Не будем роптать, сталкиваясь с недооценкой нашей личности, с пренебрежением, с нежеланием считаться с нашим мнением в вопросах, в которых мы по-настоящему компетентны в силу полученного образования и приобретенного опыта. Не будем стремиться произвести впечатление на окружающих, а если нас хвалят – обратим внимание на подлинное расположение нашего сердца и постараемся очистить свои намерения. Конечно же, профессиональная и человеческая компетентность нам просто необходима, однако приумножать ее следует из любви к Богу, а не ради гордыни и самоутверждения.
 
Мы возрастаем в добродетели смирения, прежде всего, тогда, когда нас уничижают, а мы терпим это Христа ради[645 - Ср. Св. Х. Эскрива, Путь, 594]. А еще тогда, когда мы счастливы в самом нашем уничижении, когда мы проявляем терпение по отношению к собственным недостаткам, когда, стоя перед дарохранительницей, мы хвалимся немощами своими и, вместе с тем, просим Господа даровать нам благодать и не оставлять нас, когда снова и снова исповедуем, что все доброе в нас, дано нам свыше, а то, что “наше”, скорее, мешает действию в нас Святого Духа и лишает нас Его даров. Мы научимся смирению в близком общении с Иисусом и Марией. Размышляя о Страстях Христа, мы встретим униженного, подвергшегося ради нас издевательствам Господа. И тогда возгорится наша любовь к Нему, и мы захотим Ему подражать.
 
Пример Матери нашей, Пресвятой Девы Марии, Ancilla Domini, Рабы Господней также побудит нас возрастать в этой добродетели. Заканчивая наше размышление, мы обратимся к Ней, ибо Она Матерь нежности и Милосердия, и никто не прибегает к Ней напрасно. Доверься Ей с упованием. Доверься Ее материнскому лону, проси Ее о добродетели смирения, столь Ею ценимой. Твердо верь, что будешь услышан. Мария испросит сию добродетель для тебя у Бога, Который гордым противится, а смиренным дает благодать. А поскольку Мария всемогуща, обращаясь к Сыну Своему, Она несомненно будет услышана[646 - J. Pecci – Папа Лев XIII, Практика смирения].

 

Пятое Рядовое Воскресенье. Вера и послушание в апостольском служении

1. В апостольском служении необходимы вера и послушание.
 
2. Господь призывает всех нас стать Его верными последователями и апостолами своего окружения. Эффективность апостольства зависит от близости ко Христу.
 
3. С радостью последовать за Господом. Он призывает и нас. Он предоставит нам все необходимое, очистит нашу жизнь и наше сердце, чтобы мы стали послушным орудием в Его руках.
 
1. Евангелист Лука рассказывает о том[495 - Лк 5,1-11], как Иисус, находясь на берегу Геннисаретского озера, совершил много чудес и явил миру преизобильные благословения. Толпа так напирала, что Он, чтобы поучать народ, вынужден был войти в лодку и попросить ее хозяев немного отплыть от берега. Оттуда Он мог обращаться к толпе, собравшейся на берегу.
 
Господь поучает толпу из лодки Петра. Петр и ранее знал Иисуса и даже сопровождал Его во время некоторых путешествий. Иисус не случайно выбрал именно его лодку: Господь постепенно входит в жизнь Своего будущего апостола и подготавливает его к самому главному решению его жизни: оставить все и полностью отдать себя в руки Учителя. Точно так же Господь ведет себя по отношению к каждому призванному Им человеку, по отношению к каждой душе, в сокровенных глубинах которой Он возжелал поселиться. Обычно великая благодать призвания имеет долгую историю: почва для нее заранее подготавливается Богом. Господь действует с великой нежностью и любовью, поэтому подготовка носит деликатный характер. Часто мы даже не догадываемся, что речь идет о действии Бога, связывая все происходящее с естественным стечением обстоятельств или считая его результатом наших собственных усилий.
 
Но вот, Иисус закончил Свое поучение. Возможно, Петр очень гордился тем фактом, что ему удалось послужить Господу: предоставить Ему свою лодку. По крайней мере, мы можем так думать. Неожиданно Господь, только что обращавшийся к толпе, обратился к Петру. Он предложил ему отплыть на глубину и забросить сеть.
 
Между тем, этот день не был благоприятным для рыбной ловли. Иисус застал Петра и его спутников за не слишком приятным занятием: они мыли сети после безуспешных ночных попыток хоть что-то поймать. Наверняка, все они были уставшими: ведь рыболовство – это тяжелый труд. Обычно в воду забрасывалась сеть длиной 400–500 метров. Она представляла собой своего рода трехсторонний занавес. Каждая из его трех сторон складывалась еще из трех меньших сетей. Для управления сетями нужны были четыре сильных человека.
 
Петр сказал Господу: Наставник! мы трудились всю ночь, и ничего не поймали. Это возражение кажется резонным. Обычно они ловили рыбу по ночам, но минувшая ночь не принесла им успеха. Так чего же хорошего можно ждать от дневного лова? Но Петр уверовал: по слову Твоему закину сеть (Лк 5,5). Он решается следовать призыву Христа, делать свое дело по слову Господа[496 - Св. Х. Эскрива, Ближние Гопода, 261]. Несмотря на усталость, несмотря на то, что Сам Иисус не был прирожденным рыбаком, несмотря на то, что Его совет выглядел в глазах профессионала совершенно дилетантским (в Палестине рыбу никогда не ловят в дневную жару), Петр и его спутники забрасывают сеть. Их побуждает к этому одна лишь вера, одно лишь безграничное доверие к словам Учителя. Они отбросили все соображения, заставлявшие отказаться в этот день от рыбной ловли. Итак, мотив возобновления работы – это вера Петра в Наставника. Симон доверяет Ему, безусловно Ему послушен.
 
И нам для совершения апостольского служения необходимы вера и послушание. Ни к чему не приведут великие усилия, человеческая изобретательность, ночные бдения, даже самопожертвование, если за всем этим будет утрачено ощущение присутствия Божия. Там, где нет послушания, ничто не благословлено Богом. Бесполезным окажется напряженный труд, если только мы не будем рассчитывать на Господа. Не принесут плода и героические поступки, если только они не продиктованы желанием исполнить Божию волю. Одно из прекраснейших изречений святого Иоанна Златоуста гласит: Бог требует от нас не трудов, а послушания[497 - Св. Иоанн Златоуст, Гомилии на Евангелие от Матфея, 56, 5].
 
2. Петр исполнил то, что повелел ему Господь, и поймали великое множество рыбы, и даже сеть у них прорывалась. Вдохновляемые верой труды приносят преизобильный плод. Столько рыбы Петру не часто доводилось видеть, а, может быть, – и никогда. И это – в день, который представлялся совершенно неподходящим для рыбной ловли!
 
Происшедшее чудо исполнено глубокого смысла: апостольское служение является подлинно эффективным и приносит обильный плод лишь в том случае, если мы признаем наше собственное бессилие и целиком полагаемся на Господа (не отвергая при этом и находящихся в нашем распоряжении человеческих средств), ибо плодотворность апостольства зависит от жизненного единения со Христом[498 - II Ват. Собор, Apostolicam actuositatem, 4].
 
Для Христа пойманные рыбы – это символ еще более успешной “ловли человеков” на протяжении многих веков. Любой Его ученик призван стать рыбаком, уловляющим души для Царства Небесного. И эта новая рыбная ловля окажется столь же – Божественно – успешной. Апостолы были людьми со всеми присущими людям слабостями – но в то же время они были орудиями великих чудес[499 - Св. Х. Эскрива, Ближние Гопода, 261].
 
Петр изумлен происшедшим чудом. В одно мгновенье все стало предельно ясно: всемогущество и мудрость Христа; его собственное призвание и недостоинство. Едва лишь лодка причалила к берегу, как он пал к ногам Иисуса, взывая: Выйди от меня, Господи! потому что я человек грешный. Он признает Божественное достоинство Иисуса и свою слабость, свое несоответствие той миссии, которая, как он уже предчувствует, будет ему доверена. Но, вместе с тем, он просит Господа, чтобы Тот навсегда забрал его с Собой. Сознание собственных недостатков и собственной ограниченности не приводит его, однако, к отказу от возложенной на него миссии. Петр знает, что со Христом он может все. Господь избавляет Петра от страхов и прямо указывает ему его новое призвание: Не бойся; отныне будешь ловить человеков. Иисус использует специфику профессии Петра, чтобы показать специфику служения апостола. Ощущение святости Бога и собственной греховности не отдаляет человека от Бога, но напротив, приближает к Нему. Более того, обратившийся человек становится исповедником и апостолом. Намерения Божии становятся предельно близки ему, он безмерно радуется им. Его жизнь обретает значимость и смысл[500 - Иоанн Павел II, Проповедь, 6. XII. 1983].
 
Господь призывает всех без исключения людей стать апостолами окружающего их мира: сидя у компьютера или держась за плуг, в громадном мегаполисе или крошечной деревушке, имея пять талантов или только три. Иисус не может допустить, чтобы Его последователи оставались людьми второго сорта. Он призывает всех нас стремиться к святости, вести образцовую жизнь и, таким образом, стать Его орудием в мире, который, как кажется, уходит от Него. Все верные Христу, каково бы ни было их положение и статус, призываются Господом, каждый на своем пути, к совершенству святости, благодаря которой совершенен Сам Отец[501 - II Ват. Собор, Lumen gentium, 11]. Задача мирян – следуя своему призванию, ведя мирские дела и устрояя их по Богу, искать Царствия Божия[502 - Там же, 31]. Господь призывает учеников, но большинству из них Он велит хранить верность своей профессии. Он Сам приходит к ним, чтобы встретиться с ними на их рабочем месте. Он побуждает их исполнять свои обязанности по-человечески максимально совершенным образом, а одновременно – в духе веры и благодати, посвящая их Богу, свидетельствуя делами о своей любви к ближним, смиренно принимая возможные лишения, поддерживая в себе постоянное ощущение присутствия Божия…
 
3. Призвание Божие – а Бог призывает всех нас – это, в первую очередь, инициатива Самого Бога, предполагающая, однако, ответ человека: Не вы Меня избрали, а Я вас избрал[503 - Ин 15,16]. Возможно, и нам покажется, что мы недостойны пребывать вблизи Христа или что нам не хватает определенных черт, необходимых для того, чтобы стать орудием благодати. В сущности, в такой ситуации находится любой человек, ощущающий в глубине своего естества мощный и решительный призыв от Бога. Потому и пророк Исаия – как свидетельствует об этом первое чтение сегодняшней Мессы[504 - Ис 6,1-8] – восклицает перед лицом близкого присутствия Божия: Горе мне! погиб я! ибо я человек с нечистыми устами, и живу среди народа также с нечистыми устами, – и глаза мои видели Царя, Господа Саваофа. Однако Господь знает наше ничтожество. Он очистит наши уста и наши сердца, как очистил в свое время Исаию и многих других людей, призванных Им на служение. Тогда прилетел ко мне один из Серафимов, и в руке у него горящий уголь…, и коснулся уст моих, и сказал: вот, это коснулось уст твоих, и беззаконие твое удалено от тебя, и грех твой очищен. Господь прощает нас в таинстве исповеди и очищает нас покаянием.
 
И они, – продолжает евангелист свое повествование, – вытащив обе лодки на берег, оставили все и пошли за Ним. Как следует познакомившись с Иисусом, они уже более не испытывали колебаний. Отныне вся жизнь Петра будет посвящена одной великой цели: любить Иисуса и быть “ловцом человеков”. Все прочее станет средством и орудием для достижения этой цели. Я осмелюсь утверждать то же самое и о нас. Если мы будем ежедневно бороться за достижение святости – каждый в том звании, в котором призван, – выполняя в обыденности и повседневности свое земное предназначение, то Господь сделает нас своим орудием, способным творить чудеса. Даже самые невероятные, если это будет необходимо[505 - Св. Х. Эскрива, Ближние Гопода, 262].
 
Господь обращается к каждому из нас и побуждает нас следовать за Собой, приняв иго ученичества, добросовестно исполняя свои обязанности. Он хочет видеть в нас отважных апостолов нашего ближайшего окружения, с глубокой верой принимающих слова Иисуса: Duc in altum – туда, в открытое море! Отбрось пессимизм – из-за него ты трусишь. Et laxate retia vestra in capturam – и забрось сети свои для лова.
 
Разве ты не знаешь, что у тебя есть право сказать вместе c Петром: In nomine tuo, laxabo rete – по слову Твоему, Господи, отправлюсь на поиск душ человеческих?[506 - Св. Х. Эскрива, Путь, 792]
 
И мы, по примеру Петра, можем сказать Иисусу: Выйди от меня, Господи! потому что я человек грешный. Вместе с тем, мы молим о благодати постоянного пребывания с Ним, мы ожидаем, что Он поможет нам отплыть на глубину, пребыть в любви Его, в святости, в ревностном апостольском служении, исполненными веры и неподвластными людским суждениям. Во время личной молитвы мы можем услышать глас Господа, призывающий и побуждающий нас приводить к Нему все новые души. И ты будешь поражен тем, что, несмотря на твое ничтожество, окружающие придут к тебе. В незатейливой и чистосердечной беседе после рабочего дня, в кругу семьи, в автобусе, на прогулке они захотят поговорить о тех тревогах, которые есть в душе у каждого – хотя некоторые и не желали бы в этом признаться. Все они лучше поймут причины своего беспокойства, когда воистину начнут искать Бога. Проси у Девы Марии, Regina Apostolorum, Царицы Апостолов, решимости участвовать в этих посевах и уловах, которых так жаждет Сердце Ее Сына. И я уверяю тебя, что, взявшись за это делание, ты, подобно галилейским рыбакам, увидишь, как наполняется рыбой лодка. И увидишь Христа, ожидающего тебя на берегу. Ибо это – Его улов[507 - Св. Х. Эскрива, Ближние Гопода, 273].


Prev 1/2 Next »

Последнее изменениеПятница, 15 февраля 2019 23:30

Комментарии   

+3 #1 admin 11.09.2016 16:17
Читайте размышления о блудном сыне - чтение этого воскресенья. Также добавили для скачивания размышления на все дни с 24-й по 34-ю рядовую недели.
Цитировать | Сообщить модератору

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить