RUS
†Бог любит тебя таким, какой ты есть! †Христос добровольно пошел на крест за твои грехи †Смерть побеждена! †Самый прямой путь к спасению - не осуждай! †Иисус ищет и ждет тебя! †Христос воскрес! †Дьявол не может сделать ад привлекательным, поэтому он делает привлекательной дорогу туда

Духовные упражнения по воскресеньям

Четвертое Рядовое Воскресенье. Добродетель любви
 
1. Сущность любви.
 
2. Характерные черты этой добродетели.
 
3. Любовь пребывает вечно. Уже здесь, на земле, мы имеем залог и предвкушение небесного блаженства.
 
1. Во втором чтении сегодняшней Мессы нам предложен так называемый Гимн о любви – один из прекраснейших фрагментов Посланий апостола Павла[362 - 1 Кор 12,31–13,13]. Святой Дух устами апостола свидетельствует о совершенно неизвестных языческому миру формах взаимоотношений между людьми, зиждущихся на абсолютно новом основании – любви ко Христу. Так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне[363 - Мф 25,40]. С помощью благодати христианин открывает в своем ближнем Бога: он знает, что все мы – дети одного небесного Отца и братья Иисуса Христа. Христианская добродетель любви глубоко сближает нас с людьми, ее нельзя свести к обычной гуманности. Наша любовь не сентиментальна. Она отличается от обычных приятельских отношений. И, разумеется, в ней нет ничего общего с труднообъяснимым стремлением помогать другим для того, чтобы почувствовать свое превосходство над ними. Сосуществовать с ближним – значит (…) почитать в нем Образ Божий, помогая ему увидеть Образ Божий в себе и тем самым приближая его ко Христу[364 - Св. Х. Эскрива, Ближние Гопода, 230].
 
Наш Господь придал любви к ближнему новое и несравненно более глубокое содержание, назвав ее Новой Заповедью, которая должна отличать христиан[365 - Ср. Ин 13,34]. Мерой же этой любви является любовь Божия: как Я возлюбил вас. Потому ее можно назвать даром свыше: Сам Бог вливает ее в наши сердца. Тем не менее, она остается подлинно человеческой любовью: содействие же благодати приумножает и внутренне обогащает ее.
 
Эта любовь отличается от обыкновенных приятельских отношений, от отношений между родственниками, от естественного сочувствия бедам иного человека… Конечно же, христианская добродетель любви не исключает всех этих достойных проявлений любви земной. Она включает их в себя, возвышает до сверхъестественного совершенства, очищает, углубляет и приумножает. Христианская любовь выражает себя в добродетелях человеческого общежития, в вежливости, в поступках, свидетельствующих о хорошем воспитании, однако все это включено теперь в реальность более высокого, эсхатологического порядка.
 
Жизнь без любви пуста… Прекраснейшие дарования и все добрые дела вместе взятые, если они не вдохновлены любовью, подобны звону колоколов или кимвалов: он звучит одно мгновенье и исчезает. Без любви – утверждает Апостол – самые значимые дары Святого Духа ничего не стоят: если я не имею любви, то я ничто. Множество иудейских учителей и знатоков Писаний знало о Боге несравненно больше, нежели большинство тех, кто следовал за Иисусом – этот народ невежда в законе[366 - Ин 7,49], однако их знание так и осталось бесплодным. Они не поняли главного: факта присутствия среди них Мессии и Его проповеди прощения, великодушия и любви.
 
Там, где нет любви, крайне ограниченными оказываются и возможности интеллектуального Богопознания. Там не ценится и достоинство человека. Напротив, любовь пробуждает способность к Богопознанию, делает разум более пытливым и проницательным. Только любовь – к Богу и ближнему – побуждает нас познавать Господа и готовит к такому познанию. Так мы можем проникнуть в тайну Бога и того, что имеет к Нему отношение, в той мере, в какой это вообще доступно творению. Кто не любит, тот не познал Бога, – поучает нас апостол Иоанн, – потому что Бог есть любовь[367 - 1 Ин 4,8]. Если нет любви, бесполезна и надежда, ибо невозможно стремиться к тому, чего не любишь[368 - Св. Августин, Учебник для Лаврентия, или о вере, надежде и любви, 117]. Если нет любви, ничего не значат дела, даже самые громкие, требующие величайшего самоотречения: если я отдам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы. Любовь ничем нельзя заменить.
 
Во время нашего сегодняшнего размышления мы зададим себе ряд вопросов: упражняемся ли мы в добродетели любви ежедневно? Оказываем ли мы небольшие услуги тем, кто живет рядом с нами? Стараемся ли быть предупредительными? Просим ли прощения за недостаток предупредительности с нашей стороны? Являемся ли мы миротворцами в своем окружении? Помогаем ли мы нашим ближним приблизиться к Господу? А, может быть, напротив, равнодушны к делу свидетельства? Творим ли мы дела милосердия, посещая бедных и больных? Сопереживаем ли по-христиански страждущим? Заботимся ли о стариках? О тех, кого считают “отбросами общества”? Короче говоря, насколько наше повседневное общение с Господом проявляет себя в формах великодушного служения ближним?
 
2. Апостол Павел описывает характерные черты любви. Прежде всего, он говорит о том, что любовь долготерпит (подразумевая: “долготерпит других людей”). Чтобы творить добро, необходимо прежде научиться сносить зло, отказаться от гнева, неприязненного расположения, суровости.
 
Долготерпение требует немалого мужества. Любовь нуждается в терпении: только так можно переносить пороки, подозрительность и недоверие тех, кого мы призваны любить. Добродетель терпения учит нас видеть “повседневные мелочи” в их истинном свете, не преувеличивая их масштабов, ждать подходящего момента, чтобы их исправить, говорить “к месту”: в этом случае наши слова “западут в сердце” и произведут эффект. Терпение – это добродетель, просто необходимая для человеческого общежития. Упражняясь в терпении, мы подражаем Богу, долготерпеливому и многомилостивому[369 - Пс 145 (144),8], мы подражаем Иисусу, Который, зная о злобе фарисеев, снизошел к ним, чтобы их приобрести, подобно хорошему врачу, применяющему самые лучшие лекарства для лечения самых тяжелых больных[370 - Св. Кирилл, Catena Aurea, IV].
 
Любовь милосердствует, иначе говоря, готова творить добро всем и каждому. Милосердие присуще людям великой души и благородного сердца. Все, что есть в нас лучшего, должно быть предназначено для служения другим.
 
Любовь не завидует. В то время, как завистник огорчен успехами ближнего, любящий человек радуется им. Зависть – источник многих грехов против любви: клеветы, оговора, торжества при виде чужих несчастий, злобы при виде чужих достижений. Очень часто из-за зависти рушатся родственные и дружеские отношения. Зависть можно уподобить раковой опухоли, разрушающей клетки солидарности и мира. Святой Фома Аквинский называл зависть “матерью ненависти”.
 
Любовь не превозносится, она не хвастлива. Многие искушения любви обусловлены как раз превозношением над ближними. Лишь забывая о себе, мы можем по-настоящему заботиться о других. Без смирения невозможна никакая иная добродетель, а, тем более, добродетель любви. Источником многочисленных прегрешений против любви являются как раз гордость и себялюбие, а также эгоизм и стремление к главенству. Гордыня, уничтожающая любовь, может принимать разнообразные формы. Горизонты гордого человека неимоверно узки. Он буквально задыхается в своем маленьком мирке. Гордец не способен увидеть ничего, кроме себя самого, своих достоинств, своих добродетелей, своих талантов. В его мирке нет места Богу. В нем, как в плохой панораме, не появляются и другие люди: для них тоже нет места[371 - S. Canals, Ascеtica meditada].
 
Любовь не ищет своего. Любящий человек не требует ничего для себя лично. Любовь дарит, не ожидая воздаяния. Ей достаточно любить Иисуса и других людей – в этом вся ее награда. Она не только бескорыстна, но даже не ищет своего: она ищет Господа.
 
Любовь не мыслит зла, не составляет списка личных обид, все покрывает… Все вместе и каждый в отдельности великодушно и неустанно должны прощать друг другу боль, вызванную обидами, ссорами, несправедливостью, неисполнением долга. Обоюдная привязанность подсказывает такое поведение. Любовь Христова требует его[372 - Катехизис Католической Церкви, 2227]. Попросим Господа научить нас не только относиться снисходительно к соломинке в чужом глазу, но и не забывать о бревне в собственном: о наших многочисленных проступках в отношениях с Богом и ближними. Любовь всему верит, всего надеется, все переносит. Все, без единого исключения.
 
Мы можем подарить многое: веру, радость, одобрительную улыбку, жест, свидетельствующий о внимании… Взамен мы не ожидаем ничего. Мы не станем роптать, если кто-то не отблагодарит нас: любовь не ищет своего – того, что, рассуждая по-человечески, должно законно принадлежать нам. Если мы не будем искать ничего, то найдем Иисуса.
 
3. Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится. (…) А теперь пребывают сии три: вера, надежда, любовь; но любовь из них больше.
 
Эти три добродетели играют в христианской жизни важнейшую роль: своим предметом и целью они имеют непосредственно Бога. Вера и надежда уже не будут нужны в вечности: вместо веры явится блаженное видение, вместо надежды – обладание Богом. Только любовь будет продолжаться вечно. Здесь, на земле. Мы предвкушаем блаженство Рая. Вечная же жизнь станет одним бесконечным актом любви[373 - Ср. Св. Фома Аквинский, Сумма теологии, I–II,114,4]. Достигайте любви, – взывает к нам апостол Павел[374 - 1 Кор 14,1]. Она – величайший из даров Господних и первая из Его заповедей. Она – та отличительная черта, по которой люди должны опознать в нас учеников Христа[375 - Ср. Ин 13,35]. Она – та добродетель, которая каждое мгновенье, благоприятное или нет, подвергается испытанию. В каждое мгновенье нашей жизни мы можем прийти на помощь нашим ближним в их нуждах, сказать им ласковое слово, избегать злословия, нести утешение, пропустить вперед при входе, молиться за особо нуждающихся, дать хороший совет, улыбаться, формировать атмосферу благожелательности в семье и в трудовом коллективе, прощать, хорошо отзываться о других и т. д. Мы можем творить добро, но можем и не делать этого; мы можем даже вредить другим людям, причем не только неисполнением своего долга. С другой стороны, любовь постоянно побуждает нас к активности: в добрых делах, в молитве, в покаянии…
 
По мере возрастания в любви, приумножаются и наполняются внутренним содержанием прочие добродетели. Впрочем, ни одна из них не может даже называться добродетелью, если она не вдохновлена любовью. Добродетели в тебе ровно столько, сколько и любви – не больше[376 - F. de Osuna, A Spiritual Alphabet, 16, 4].
 
Пресвятая Дева Мария – если только мы будем как можно чаще прибегать к Ней – научит нас любить других людей: ведь Она – Учительница любви.
 
Великая любовь Девы Марии к человечеству требует, чтобы и в Ней самой исполнилось слово Христово: нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих (Ин 15,13)[377 - Св. Х. Эскрива, Ближние Гопода, 287].

 

Третье Рядовое Воскресенье. Углубление в вероучение
 
1. Слушать слово Божие с верою. Чтение Евангелия. Невежество в вопросах вероучения – главнейший враг Божий в этом мире.
 
2. Образование христианина должно продолжаться всю жизнь. Необходимость хорошего образования.
 
3. Время и настойчивость – факторы, необходимые для углубления в вероучение. Духовное чтение.
 
1. Первое чтение сегодняшней святой Мессы[230 - Неем 8,2–6;8-10] весьма трогательно описывает возвращение Богоизбранного народа в Палестину после многих лет, проведенных в Вавилонском плену. Священник Ездра на родной земле объясняет народу содержание Закона, забытого за много лет пребывания на чужбине. Ездра читал Священное Писание с рассвета до полудня, а собравшиеся слушали стоя, и весь народ плакал. Плач, с одной стороны, был знамением радости, связанной с новым обретением Закона Божия, а с другой – скорби, ибо прежнее пренебрежение Законом стало причиной изгнания.
 
Собираясь на святую Мессу, мы, стоя, полные внимания, слушаем Благую Весть Евангелия. Нам следует слушать ее внимательно, смиренно и благодарно: ведь мы знаем, что в этот момент Господь обращается к каждому из нас. Мы должны слушать Евангелие, – пишет Блаженный Августин, – как если бы Сам Господь присутствовал здесь и говорил с нами. Нам не следует говорить: как счастливы сподобившиеся видеть Господа, ибо многие из тех, кто видел Его, в конце концов, Его распяли; а многие из тех, кто Его не видел, в Него, в конце концов, уверовали. Слова, изреченные устами Господа, были записаны и дошли до нас[231 - Св. Августин, Гомилетическое изложение Евангелия от Иоанна, 30].
 
Любят только того, кого знают. По этой причине многие христиане посвящают ежедневно несколько минут чтению Евангелия и размышлению о прочитанном. Таким образом они познают Иисуса Христа. Евангелие показывает Его нам таким, каким Его видели апостолы. Мы можем наблюдать Его реакции, Его поведение. Мы можем слышать Его слова, исполненные мудрости и власти. Евангелие демонстрирует Его сочувствие страждущим, иногда – Его праведный гнев, Его снисходительность к грешникам и непримиримость к фарисеям, извращающим принципы религии, Его терпение по отношению к ученикам, не понимающим значения Его слов…
 
Как же трудно будет нам полюбить Иисуса, как же трудно будет познавать истину Его учения, если мы не будем часто слушать Божие слово, если не будем ежедневно читать Святое Евангелие. Чтение Евангелия, даже очень краткое – в течение нескольких минут – это пища нашего благочестия.
 
Заканчивая чтение Священного Писания, священник провозглашает: Слово Господне, а все верные отвечают: Благодарение Богу. На самом ли деле мы благодарны Ему? Господь не удовлетворится одними словами. Он ждет благодарности, выраженной в делах. Мы не можем позволить себе забыть о законе Божием. Мы не можем допустить, чтобы учение Церкви оставалось для нас набором туманных истин, едва ли находящих свое отражение в жизни, чтобы мы лишь поверхностно, время от времени, соприкасались с ним. В таком случае мы оказались бы “в изгнании”, куда худшем, нежели Вавилонское рабство. Величайшим врагом Божиим в мире является невежество – причина и корень всякого зла, отравляющего целые народы и тревожащего множество душ[232 - Иоанн XXIII, Ad Petri cathedram, 29.VI.1959].
 
Мы хорошо знаем, что отсутствие религиозного образования – это серьезный недостаток, характерный для многих христиан. Более того, многие христиане заражены заблуждениями, а это зло – похуже, чем простое невежество. Было бы весьма печально, если бы мы сами, из-за отсутствия необходимых познаний в области веры, не смогли помочь окружающим нас людям познать Христа, не принесли им света, необходимого для понимания Его учения!
 
2. Во время сегодняшней Литургии мы читаем начало Евангелия от Луки[233 - Лк 1,1-14]. Евангелист сообщает нам, что он решил описать жизнь Иисуса Христа, дабы мы как следует познали то учение, в котором были наставлены. Все мы, совершающие свое земное странствие, обязаны глубоко усвоить учение Христа. Нам не следует думать, будто мы уже достигли христианского совершенства. Мы не должны удовлетворяться уже достигнутым уровнем познания Христа и Его учения. Любовь побуждает нас все глубже узнавать того, кого мы любим. Врач, архитектор или адвокат, желающие стать по-настоящему компетентными в избранной ими профессии, не довольствуются окончанием университета, но учатся всю свою жизнь. Это прямо касается и христианина. Слова, когда-то сказанные Блаженным Августином: Ты сказал: с меня довольно? – Ты погиб![234 - Св. Августин, Проповедь 169,18], относятся и к углублению в истины веры.
 
Качество инструмента, – а мы все являемся инструментами в руках Божьих, – может становиться все выше и выше. Здесь постоянно могут открываться новые горизонты. Мы можем день ото дня становиться все более совершенными, любить все больше и больше. Однако мы никогда не достигнем этой цели, если наш разум не будет получать регулярной порции здравого учения. Сколько уже раз было сказано, что ирландский старик, не знающий ничего, кроме молитвы Розария, может быть несравненно более святым, чем я со всем своим образованием. Вполне вероятно, так оно и есть. Из уважения к упомянутому старику я готов согласиться, что так и должно быть. Однако если подобные утверждения высказываются лишь для того, чтобы поставить под сомнение необходимость знания богословия в той мере, в какой знаю его я, то они не убеждают меня. Я не могу согласиться с ними ни в отношении себя самого, ни в отношении ирландского старика. Что касается старика, то все ирландские старики, которых мне только довелось знать, с их Розарием, с их евхаристическим благочестием (…) жаждали более глубокого познания своей веры. Что касается меня самого, то стоит заметить, что хотя мало знающий человек и может быть добродетельным, невежество, все же, добродетелью не является. Правда, были такие мученики, которые не могли внятно изложить учение Церкви, а, между тем, мученичество – это вернейшее доказательство любви. Но и тут можно возразить: если бы они лучше знали Бога, их любовь была бы еще сильнее[235 - F.J. Sheed, Theology for Beginners]. Так называемая “вера простолюдина” (верю во все, во что предписывает верить Церковь, хотя и не понимаю, что это значит) отнюдь не является идеалом христианина, живущего в мире, в котором ему ежедневно приходится сталкиваться с путаницей и незнанием учения Христа – единственного спасительного учения, а также с новыми и старыми нравственными заблуждениями, с которыми он имеет дело по месту своей работы, в своей семейной жизни, в своем окружении…
 
Христианин должен хорошо усвоить аргументы, которые помогли бы ему отразить атаки врагов веры и представить ее содержание в привлекательной форме (однако следует помнить: ничего не добьешься запальчивостью, ненужными спорами, раздражением), ясно, понятно (не разводя “турусы на колесах” там, где необходимо высказаться прямо) и точно (без тени сомнения и колебаний).
 
“Вера простолюдина” может спасти простолюдина. Но у большинства христиан незнание вероучения обусловлено, как правило, недостатком веры, духовной леностью, недостатком любви. Невежество – дочь лени, – часто говорил Иоанн Златоуст. В борьбе с неверием точные и обширные познания в области католического богословия имеют огромное значение. По этой причине любой мальчик, хорошо знающий Катехизис, является настоящим миссионером, хотя, возможно, и не подозревает об этом[236 - Кард. Дж. Г. Ньюман, Sermon on the inauguration of St. Bernard’s Seminary, 3.Х.1873]. Изучая Катехизис – квинтэссенцию истин веры, читая литературу, рекомендованную духовным руководителем, мы искореним невежество и заблуждение во многих случаях и у многих людей. Они, в свою очередь, смогут успешно противостоять многим ошибочным учениям и многим лжеучителям.
 
3. Углубление в вероучение требует времени и настойчивости. Постоянное обучение помогает понять и усвоить содержание истин веры, принять их в свое сознание. А потому мы должны приложить максимум усилий, чтобы здравое учение поступало к нам по всем возможным каналам. Нам следует должным образом позаботиться о своем образовании. Огромное значение при этом имеет регулярное духовное чтение, подчиненное тщательно разработанному плану. Таким образом его содержание “выпадет в осадок” в нашей душе.
 
Чтобы излечить больного, достаточно быть врачом. Совсем необязательно страдать от той же болезни. Нельзя быть настолько наивным и думать, что для приобретения богословского образования необходимо глотать без разбору всевозможные микстуры, даже отравленные… Об этом нам свидетельствует разум. Подобные свидетельства могут привести и многие из нас. Приступая к чтению, нам необходимо посоветоваться с духовным руководителем. Готовность прислушаться к его советам является важным моментом добродетели мудрости. Сказанное относится, прежде всего, к богословским и философским сочинениям, которые прямо влияют на нашу веру и духовную жизнь. Как раз поэтому Церковь призывает христиан избегать печатной продукции, способной причинить вред вере и нравственности. Как важно найти и прочитать хорошую книжку! Но еще важнее подобрать книги, могущие сформировать нашу духовную жизнь.
 
Если мы будем настойчивы, если мы позаботимся о средствах, способных обеспечить нам должное наставление в истинах вероучения (духовное чтение, духовные упражнения, группы духовного образования, духовные беседы, духовное водительство), то приобретем, может быть, даже не догадываясь об этом, огромное духовное богатство. Постепенно оно преобразит всю нашу жизнь. С другой стороны, мы уподобимся сеятелю, стоящему с полной корзиной зерна на вспаханном, готовом принять семя склоне: ведь все, что мы таким образом приобретем, послужит не только благу нашей души, но и благу многих иных душ – тех, кому мы сумеем передать нашу веру. Семя, не дающее всходов, мертво. Между тем, наш мир – это огромная борозда, которую мы, в соответствии с волей Христа, должны засеять Его учением.

 

Второе Рядовое Воскресенье. Первое чудо Иисуса
 
1. Чудо в Кане. Действенность заступничества Пресвятой Богородицы.
 
2. Превращение воды в вино. Так и наш труд может быть освящен благодатью. Свои обязанности необходимо исполнять наилучшим возможным образом.
 
3. Великодушие Иисуса: Он всегда дает нам больше, нежели мы просим.
 
1. В Кане Галилейской происходит свадебное торжество. Этот городок расположен неподалеку от Назарета – города, где живет Пресвятая Дева Мария. Ее тоже пригласили на свадьбу как родственницу или хорошую знакомую. Был приглашен и Иисус вместе с Его первыми учениками.
 
По обычаю, все, необходимое для пира, приготовляли женщины, состоящие в дружеских отношениях с семьями новобрачных. В ходе застолья, то ли вследствие ошибок в расчетах, то ли из-за прибытия “незапланированных” гостей, не хватило вина. Пресвятая Дева, помогавшая обслуживать гостей, в какой-то момент поняла, что вино кончается. Здесь же присутствует Иисус, Ее Сын и Ее Бог. Он должен начать Свое общественное служение Мессии. Мария знает об этом больше, чем кто-либо. Между Матерью и Сыном происходит диалог, отличающийся простотой и нежностью, о котором сообщает нам Евангелие сегодняшней Литургии[102 - Ср. Ин 2,1-12]: Матерь Иисуса говорит Ему: вина нет у них. Она просит так, словно не просит. Она просто представляет нужду: вина нет у них. Она учит нас просить.
 
Иисус отвечает Ей: что Мне и Тебе, Жено? еще не пришел час Мой.
 
На первый взгляд, кажется, что Иисус отказывается исполнить просьбу Марии. Еще не пришел час Мой, – говорит Он Ей. Однако Пресвятая Богородица, прекрасно знающая сердце Своего Сына, действует так, как если бы Он ответил согласием: что скажет Он вам, то сделайте, – говорит Она слугам.
 
Мария – это Матерь, чувствительная к нашим нуждам более, чем какая-либо иная мать в мире. Вот и теперь, чудо совершится лишь потому, что об этом просит Мария, лишь в силу Ее заступничества.
 
Почему молитвы Марии, обращенные к Богу, столь действенны? Молитвы святых – это молитвы рабов, а молитвы Марии – это молитвы Матери, отсюда – их особая сила и значимость, а поскольку Иисус безмерно любит Свою Матерь, Ее прошения, безусловно, будут услышаны. (…) Никто не просит Пресвятую Богородицу о ходатайстве перед Ее Сыном за молодую пару, оказавшуюся в щекотливой ситуации. Однако сердце Марии, не могущее оставаться равнодушным при виде человеческих нужд…, подсказало Ей принять на Себя роль Ходатаицы перед Сыном и просить Его о совершении чуда, хотя ничего подобного никто от Нее не ожидал. (…) Если Пресвятая Богородица поступила так даже тогда, когда никто Ее об этом не просил, что же могло произойти, если бы Ее прямо попросили о помощи?[103 - Св. Альфонс Мария Лигуори, Проповедь 48: Об уповании на Матерь Божию.]. Что только Она ни сделает – причем неоднократно на протяжении одного дня – если мы будем настойчиво взывать к Ней: “молись о нас”! Что только мы ни получим, если будем непрестанно обращаться к Ней!
 
Она видит все наши духовные и материальные нужды. Она хочет стать нашей Ходатаицей перед Богом даже больше, чем мы хотим этого. А мы, столь нуждающиеся и, вместе с тем, столь пассивные, когда речь идет о молитве, взываем к Ней, не имея настоящей веры, а одновременно – ропщем, если только наши прошения не исполняются тотчас.
 
Разве нам не следует как можно чаще прибегать к заступничеству Богородицы? Разве мы не должны возлагать на Нее все свое упование, осознавая, что Она испросит для нас то, в чем мы больше всего нуждаемся? Если Она испросила у Своего Сына вина, в котором не было крайней необходимости, то не удовлетворит ли Она наших, куда более жгучих потребностей? Господи, я хочу предать в Твои щедрые руки заботы обо всех моих делах. Наша Матерь – Матерь Твоя! – в это самое время, как тогда в Кане Галилейской, говорит Тебе: “У них нет…” Я верю Тебе, уповаю на Тебя, люблю Тебя, Иисусе: для меня не нужно ничего, даруй им то, в чем нуждаются они[104 - Св. Х. Эскрива, Кузница, 807].
 
2. Евангелист Иоанн дважды называет Марию Матерью Иисуса. Второй раз это произойдет на Голгофе[105 - Ср. Ин 19,25]. Между двумя событиями – в Кане и на Голгофе – просматривается определенная параллель. Одно из них находится у истоков общественного служения Христа, другое его завершает. Этим автор, возможно, хочет подчеркнуть, что Мария сопровождала Господа на протяжении всего Его пути. Оба события свидетельствуют о том, что Мария особым образом заботится о людях: в Кане Она ходатайствует, хотя час еще не пришел[106 - Ср. Ин 2,4]; на Голгофе Она жертвует Небесному Отцу искупительную смерть Своего Сына и принимает доверенную Ей Сыном миссию Матери всех верных[107 - Ср. II Ват. Собор, Lumen gentium, 58].
 
В Кане Галилейской была продемонстрирована только одна конкретная форма человеческой нужды, на первый взгляд мелкая, не имеющая большого значения (“вина нет у них”). Она, однако, имеет символическое значение: принять во внимание потребности человека – значит ввести их в сферу миссии Спасения и искупительной силы Христа. Здесь имеет место посредничество: Мария стоит между Своим Сыном и людьми, претерпевающими ситуацию лишения, нехватки и страдания. Она стоит между, или посредничает, не как посторонняя, а как Матерь, сознавая, что, будучи Матерью, Она может, больше того, имеет право сказать Сыну о нуждах людей[108 - Иоанн Павел II, Redemptoris Mater, 20].
 
Матерь Его сказала служителям: что скажет Он вам, то сделайте. Слуги взялись за дело охотно и организованно: они наполнили водой шесть каменных водоносов, стоявших по обычаю очищения иудейского, как и сказал им Господь. Евангелист Иоанн специально подчеркивает, что они наполнили их ”usque ad summum” – до верха.
 
Теперь почерпните, – говорит Иисус, – и несите к распорядителю пира. И слуги понесли вино, лучшее из всех, которое когда-либо пили люди.
 
Наша жизнь, подобно той воде, была пресной и не имела значения, пока к нам не пришел Иисус. Он освятил наш труд, наши радости и страдания, даже нашу смерть. От нас Господь ожидает исполнения наших обязанностей usque ad summum – полностью, совершенным образом – и тогда Он Сам сотворит чудо. Если бы труженики в университетах, в больницах, в банках, на фабриках и фермах исполняли свою работу с человеческим совершенством, да еще и в христианском духе, наш мир стал бы совершенно иным. Господь претворяет в превосходное вино наши труды и усилия, которые иначе были бы совершенно бесполезными с духовной точки зрения. В мире тогда водворилась бы всеобщая гармония, он стал бы местом, более достойным человека.
 
Наполните сосуды водою, – говорит нам Господь. Нельзя допустить, чтобы наши повседневные обязанности – из-за рутины, нетерпения, лени – исполнялись нами небрежно. Мы располагаем очень немногим, но Господь хочет этим “немногим” воспользоваться. Иисус мог бы совершить чудо и с пустыми водоносами, однако Он возжелал, чтобы люди сотрудничали с Ним, прилагая усилия и используя подручные средства. Лишь затем Он совершил чудо, о котором Его просила Богородица.
 
Как же обрадовались послушные слуги, обнаружив, что вода превратилось в вино! Они стали молчаливыми свидетелями происшедшего чуда, как и ученики Иисуса, чья вера в Учителя после этого случая неимоверно укрепилась. Какой же будет наша радость, когда мы, по милосердию Божию, обнаружим в вечности наши дела, преображенные благодатью и сияющие славой Божией!
 
3. Иисус ни в чем нам не отказывает. Особенно охотно Он предоставляет нам то, о чем мы Его просим через ходатайство Его Матери. Мария, как и каждая мама, исправляет наши ущербные намерения. Она испрашивает для нас несравненно больше, чем мы того хотим, как это и произошло в Кане Галилейской. В той ситуации хватило бы обычного вина. Оно могло быть даже худшим, чем то, которое было подано раньше. В любом случае можно было бы ограничиться гораздо меньшим его количеством.
 
Иоанн не случайно подчеркнул, что речь шла о шести каменных водоносах, вмещавших по две или по три меры. Этим он хочет обратить внимание читателя на изобилие дара. Подобным образом евангелист поступает и описывая чудо умножения хлебов[109 - Ин 6,12-13]: и там изобилие является признаком пришествия Мессии.
 
Толкователи Евангелия подсчитали, что Господь претворил в вино от 480 до 720 литров воды, в зависимости от объема упомянутых сосудов для очищения иудейского. И это вино было превосходнейшим! Так и в нашей жизни: Господь предоставляет нам гораздо больше даров, нежели мы того заслуживаем, и дары эти – самого высокого качества.
 
Эпизод в Кане соединяет два символических образа, которыми обычно описывали мессианские времена: свадебное пиршество и церемонию бракосочетания. И будешь венцом славы в руке Господа и царскою диадемою на длани Бога твоего, – говорит нам пророк Исаия в первом чтении сегодняшней Мессы. – Не будут уже называть тебя “оставленным”, и землю твою не будут более называть “пустынею”, но будут называть тебя: “Мое благоволение к нему”, а землю твою “замужнею”, ибо Господь благоволит к тебе, и земля твоя сочетается. Как юноша сочетается с девою, так сочетаются с тобою сыновья твои; и как жених радуется о невесте, так будет радоваться о тебе Бог твой[110 - Ис 62,3-5].
 
Первые ученики Христа, к числу которых принадлежит и Иоанн, были поражены. Чудо в Кане побудило их сделать еще один шаг ко Христу – несмотря на то, что их вера все еще была слаба. Однако Иисус укрепил их веру. Подобным образом Он поступает и с теми, кто решается следовать за Ним сегодня.
 
Что скажет Он вам, то сделайте. Это последние слова Пресвятой Богородицы, зафиксированные в Евангелиях. Думается, что лучших слов быть уже не могло.


« Prev 2/2 Next

Последнее изменениеПятница, 15 февраля 2019 23:30

Комментарии   

+3 #1 admin 11.09.2016 16:17
Читайте размышления о блудном сыне - чтение этого воскресенья. Также добавили для скачивания размышления на все дни с 24-й по 34-ю рядовую недели.
Цитировать | Сообщить модератору

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить