RUS
†Бог любит тебя таким, какой ты есть! †Христос добровольно пошел на крест за твои грехи †Смерть побеждена! †Самый прямой путь к спасению - не осуждай! †Иисус ищет и ждет тебя! †Христос воскрес! †Дьявол не может сделать ад привлекательным, поэтому он делает привлекательной дорогу туда

Духовные упражнения по воскресеньям

Проводим Рядовое время с молитвенными размышлениями католического священника и богослова Франсиско Карвахала (книга «В общении с Богом»). Скачать размышления на каждый день можно внизу этой статьи.

Семнадцатое Рядовое Воскресенье. Учиться молитве
 
1. Сознание Богосыновства должно всегда сопутствовать нашей молитве.
 
2. Необходимо просить о даровании духовного блага, а также – о даровании материальных благ, если только они помогут нам сильнее возлюбить Бога.
 
3. Моление Авраама.
 
1. Иисус часто удалялся в уединенные места для молитвы[563 - Cр. Мф 14,23; Мк 1,35; Лк 5,16; 9,18]. Ближайшие ученики неоднократно заставали Его за сердечной беседой с Отцом Небесным. Однажды, когда Иисус в очередной раз молился, и перестал, один из учеников Его сказал Ему: Господи! научи нас молиться[564 - Лк 11,1-13]. О том же самом и мы должны попросить Господа: “Иисусе, научи меня общению с Тобой, скажи мне, как и о чем я должен Тебя просить”. Хотя мы и молимся годами, но часто оказываемся перед Богом в положении ребенка, едва способного вымолвить пару плохо выученных слов.
 
В тот раз Господь научил своих апостолов прекрасной молитве Отче наш. Уста Господа произносили каждое слово этой всеобщей молитвы с особенной интонацией. Господь также учит нас упованию, которым должна быть вдохновлена каждая наша беседа с Богом. Упование – это основа всякой подлинной молитвы. И сказал им: положим, что кто-нибудь из вас, имея друга, придет к нему в полночь и скажет ему: друг! дай мне взаймы три хлеба, ибо друг мой с дороги зашел ко мне, и мне нечего предложить ему (…). Если, говорю вам, он не встанет и не даст ему по дружбе с ним, то по неотступности его, встав, даст ему, сколько просит. Доверительная молитва является решающим условием наших отношений с Богом. Мы – дети Божии, причем нуждающиеся дети, однако Бог хочет и может обильно одарить нас: Какой из вас отец, когда сын попросит у него хлеба, подаст ему камень? или, когда попросит рыбы, подаст ему змею вместо рыбы? Или, если попросит яйца, подаст ему скорпиона?
 
Господь Сам становится гарантом исполнения нашей просьбы: ибо всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят. Сказано вполне определенно. Мы уйдем от Господа с пустыми руками только в том случае, если будем самодовольны, если посчитаем, что ни в чем более не нуждаемся. Так будет и тогда, когда мы удовлетворимся достижением второстепенных целей или начнем “мирные переговоры” с собственными недостатками и малодушием: ведь Бог алчущих исполнил благ, и богатящихся отпустил ни с чем[565 - Лк 1,53]. Мы должны приступить к Христу Евхаристическому, сознавая себя нищими, приходящими пред лице всемогущего Господина. Мы должны приступить к Нему так, как это делали прокаженные, слепые, расслабленные… Молиться, – замечает папа Иоанн Павел II, комментируя этот фрагмент Евангелия, – это значит ощущать свою зависимость, живо чувствовать ее в различных нуждах, которые постоянно возникают перед человеком и присутствуют в его жизни. Скажем, нужда в хлебе насущном… На нее указал Иисус Христос и привел ее как пример в ситуации, в которой некий человек разбудил в полночь своего друга, чтобы попросить у него хлеба. Есть много подобных нужд. Нужда в хлебе – это своего рода символ всех материальных нужд, нужд плоти (…). На самом же деле диапазон человеческих нужд намного шире[566 - Иоанн Павел II, Проповедь, 27.07.1980].
 
Смирение, рождающееся из ощущения собственной ограниченности, нужды, бездарности и безграничное доверие Богу – несравненному Отцу, поглощенному заботами о Своих детях – вот те основания, на которых должна строиться наша молитва. Узнать, как следует молиться, – продолжает Папа, – значит “узнать Отца”. Если мы узнаем – в полном смысле этого слова, во всех его аспектах – Что такое “Отец”, то тем самым узнаем “все”. (…) Узнать, Кто такой Отец, значит узнать, что такое абсолютное доверие. Узнать Отца – значит обрести уверенность, что Он не откажет нам абсолютно ни в чем. Как раз об этом говорит сегодняшнее Евангелие. Бог не отказывает тебе даже тогда, когда по всем критериям – материальным и психологическим – речь идет именно об отказе. Он никогда тебе не отказывает[567 - Там же.]. Он также никогда не перестает заботиться о нас. Беседуя с Богом, мы ни на секунду не должны забывать о своем Богосыновстве и, вместе с тем, о своей крайней ограниченности.
 
2. Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам.
 
Прежде всего, нам следует искать духовных благ и просить о них, утверждаться в любви к Богу, воспитывать в себе подлинное стремление к святости в той конкретной житейской ситуации, в которой мы находимся. Нам следует просить и о материальных благах – в той мере, в какой они помогают нам прийти к Богу. Речь идет о здоровье, о финансовом благополучии, о возможности найти хорошую работу…
 
Будем благоразумны, молясь Богу о даровании земных благ, – советует нам Блаженный Августин. – Если же мы их получим, то будем уверены, что они – дар Того, Кто знает, что мы в них действительно нуждаемся. Ты просил, но не получил? Доверься Отцу: если бы ты в самом деле в том нуждался, то непременно бы получил. Подумай сам. Ты стоишь перед Богом, не зная Божественного. Подобно тому, как твой сын стоит перед тобой, еще не зная человеческого. Твой сын целый день плачет, умоляя тебя дать ему нож или шпагу. Ты, однако, отказываешь ему и не обращаешь внимания на его слезы – как раз потому, что не хочешь позднее оплакивать его смерть. Вот он ноет, кричит, требует, чтобы ты посадил его на своего коня. Но ты этого не сделаешь: ведь твой сын, если он еще не умеет ездить верхом, может упасть и разбиться. Ты отказываешь ему в малозначительном и одновременно опасном – чтобы он мог вырасти и, в конце концов, уверенно взять в руки свою судьбу[568 - Св. Августин, Проповедь 80, 2, 7-8]. Точно так же поступает с нами Господь: ведь мы, как малые дети, часто не знаем, о чем просим.
 
Бог всегда желает нам самого лучшего, а потому счастье человека зависит от степени принятия воли Божией. Именно на этом пути нас встретят самые великие благословения, хотя с человеческой точки зрения это не всегда выглядит очевидным. Папа Иоанн Павел II рассказал о том впечатлении, которое произвел на него счастливый вид одного человека. Он встретил этого человека в госпитале, тяжело раненным в ходе Варшавского восстания. И вот, этот находящийся на грани смерти человек буквально лучился счастьем.
 
Этот человек, – поясняет Папа, – достиг счастья каким-то другим путем, поскольку, с точки зрения его физического состояния, развития болезни, с медицинской точки зрения, не было повода быть настолько счастливым, так уверенно себя чувствовать и считать, что ты услышан Богом. Однако же он был услышан, хотя и в ином измерении своей человечности[569 - Иоанн Павел II, цит. произв.]: в том измерении, в котором Божественная воля и воля человека сливаются воедино. Потому-то мы должны стремиться исполнять волю Божию и просить Бога об этом: да будет воля Твоя и на земле, как на небе. Исполнение воли Божией – вот то средство, с помощью которого мы сможем прийти к цели кратчайшим путем: ведь этот путь, о котором можно только мечтать, приготовил нам Сам Отец Небесный! Скажи Ему: “Господи, я не хочу ничего, кроме того, чего хочешь Ты. И даже то, о чем я сейчас прошу Тебя – если это отдаляет меня хоть на миллиметр от Твоей Воли, то не давай мне этого”[570 - Св. Х. Эскрива, Кузница, 512]. Зачем я ищу того, чего не хочешь Ты? Ты лучше знаешь. Да будет воля Твоя…
 
3. Какова твоя молитва, таково и твое совершенство. Какова молитва, таков и целый день. Напрасно мы пытаемся найти иные средства, иную практику, иной путь. Молитва – это необходимое условие обращения сердец[571 - Sw. Albert Chmielowski, Notatnik rekolekcyjny I]. В первом чтении сегодняшней святой Мессы[572 - Быт 18,20-32] изображена трогательная сцена: друг Божий Авраам ходатайствует перед Богом о спасении жителей городов, оскорбивших Господа и справедливо приговоренных к смерти. “Неужели ты погубишь праведников вместе с грешниками?” – спрашивает Авраам Бога. Может быть, в этом городе есть пятьдесят праведников. Неужто и в этом случае город будет разрушен? Неужто нельзя простить его ради пятидесяти праведных? Авраам пытается спасти обреченные города, и ради этого “торгуется” с Богом, на Которого уповает и в чью любовь безоговорочно верит. В этом “торге”, как выясняется, великую ценность имеют всего лишь несколько праведников, несколько святых.
 
Господу угодны праведные: те, кто любит Его и творит Его волю. Бог готов простить тысячи грешников, совершивших против Него бесчисленные преступления, ради десятка найденных в городе праведников. Богу столь угодны любовь и славословия этой горстки святых, что Он решает “забыть” о преступлениях огромных городов. Здесь – очевидный урок для нас, желающих послужить Господу своими делами и войти в число Его друзей! Иногда в наши сердца может вкрасться искушение, и тогда мы захотим спросить: зачем мне стараться в совершенстве исполнять волю Божию, если столько людей оскорбляют Его и живут так, как если бы Его вообще не было или как если бы Он не стоил никакого внимания? У Бога, однако, иная мера для определения значимости человеческой жизни, и она радикально отличается от употребляемой людьми. Когда-нибудь, за пределами пространства и времени, мы, наконец, обнаружим, сколь велик был вклад матери семейства, посвятившей всю свою жизнь домашним. Мы увидим, какую ценность для всей Церкви имели ежедневно посвящаемые Богу страдания больного, мы увидим и ценность часов учебы или работы, превратившихся в молитву…
 
Бог мерит все мерою, которая известна лишь Ему одному – мерой Своего милосердия. Согласно этой мере, для спасения Содома и Гоморры хватило бы и десятка праведников. Заслуги этих святых на весах справедливости перевесили бы все проступки несчастных грешников. Стремясь угодить Господу, мы должны радоваться тому, что наша верность и самоотверженность, несмотря на присущие нам недостатки, доставляет Богу удовольствие. Господь благоволит к нашим молитвам, а потому мы обязаны ежедневно молиться за окружающих нас людей, за наше общество, которое все больше отдаляется от Бога. Молитва Авраама и ее содержание, – поясняет папа Иоанн Павел II, – весьма актуальны в наше время. Такая молитва, такое общение с Богом очень важны для каждого праведника: только так можно освободить этот мир от неправды. (…) Такого рода молитва – ходатайство людей за общины, народы и все человечество – крайне необходима[573 - Иоанн Павел II, цит. произв.].
 
Завершая наше размышление, мы примем решение научиться молиться как дети. Нам необходимо как можно чаще обращаться к Господу: ведь мы подобны нуждающимся, собравшимся у дверей[574 - Ср. Мк 1,33], и ожидающим от Бога исцеления души и тела. Пресвятая Богородица – Матерь наша – придаст нашей молитве дерзновение. Попросим, чтобы Ее ходатайством наше апостольское служение принесло ожидаемый плод: пусть во всех социальных слоях и в каждом месте – в городе, деревне, в цехах и аудиториях – нашлось десять, двадцать, пятьдесят праведников: тех, кто угоден Богу и на кого Он может положиться.

 

Восемнадцатое Рядовое Воскресенье. Богатеть в Бога
 
 
1. Лишь Господь может наполнить Собой наше сердце.
 
2. Наша жизнь – коротка и ограничена по времени. Должным образом использовать земные реалии, чтобы заслужить вечную жизнь в раю.
 
3. Использовать время “для Бога”. Отрешенность от привязанности к вещам.
 
1. Итак, если вы воскресли со Христом, то ищите горнего, где Христос сидит одесную Бога; о горнем помышляйте, а не о земном, – призывает нас апостол Павел в сегодняшнем втором чтении[684 - Кол 3,1-2]. Земные блага преходящи, они не в состоянии насытить человеческое сердце, хотя бы их было очень много.
 
Земная жизнь человека коротка[685 - Ср. Прем 2,1], а большая ее часть протекает среди скорбей и трудов. Ветер времени разметает все человеческое, не оставляя после себя следов[686 - Ср. Пс 90(89),10]. Иногда нам удается сколотить немалое состояние, которое, однако, мы вынуждены оставить другим. Зачем же столько усилий и трудов, если мы не можем взять с собой приобретенного? Суета сует, все суета, – слышим мы еще одно литургическое чтение[687 - Еклл 1,2].
 
И вот, среди суеты, пустоты и абсурда вздымается Твердыня – Бог: Приидите, воспоем Господу, воскликнем [Богу], твердыне спасения нашего; предстанем лицу Его со славословием, в песнях воскликнем Ему[688 - Пс 95(94),1-2]. Только Бог придает смысл жизни, работе, страданиям…
 
Человеческое сердце склонно обращаться к земным реалиям, забывать о духовном измерении. Оно легко привязывается к земным вещам, считая их чем-то главным, единственно существующим. В Евангелии[689 - Ср. Лк 12,13-21] Господь использует ситуацию раздела наследства как повод для разговора о подлинных ценностях в перспективе неминуемого окончания земной жизни. Памятование о смерти – собственной смерти, к которой мы стремительно приближаемся – проливает дополнительный свет на проблему смысла жизни и значимости земных благ. Господь рассказал притчу: у одного богатого человека был хороший урожай в поле; и он рассуждал сам с собою: что мне делать? некуда мне собрать плодов моих? И сказал: вот что сделаю: сломаю житницы мои и построю большие, и соберу туда весь хлеб мой и все добро мое, и скажу душе моей: душа! много добра лежит у тебя на многие годы: покойся, ешь, пей, веселись.
 
Господь дает нам понять, что увлечение души, сотворенной для вечности, богатством и материальным благополучием – это верх глупости. Не на таких основах зиждется счастье, не на таком фундаменте следует строить свою жизнь. Смотрите, берегитесь любостяжания, ибо жизнь человека не зависит от изобилия его имения[690 - Лк 12,15]. Богатый землевладелец из притчи формулирует собственный идеал, беседуя сам с собой. Он полагает, что находится в безопасности: ведь в его распоряжении – имущество, гарантирующее стабильность и благополучие. Для этого человека, как и для многих других, жить – это значит как можно больше потреблять: мало работать, зато много есть, пить, наслаждаться, иметь средства, которых хватит на многие годы. Этот жизненный идеал исключает любовь к Богу и другим людям. Нет ни одного мотива, который побудил бы богача поделиться с ближними.
 
Богач предпринимает меры, чтобы защитить свое имущество – самое главное, что у него есть в жизни: сломаю житницы мои и построю большие, и соберу туда (…) все добро мое. Тем не менее, все, что зиждется не на Боге, зиждется на песке. Безопасность, обеспечиваемая материальными благами, хрупка, ненадежна и недостаточна. Только Сам Бог может сделать нашу жизнь осмысленной.
 
Во время сегодняшнего размышления мы должны спросить самих себя: чем живет мое сердце? Мы знаем, что цель нашей жизни – взойти на небеса, поэтому нам необходимо отрешиться от того, чем владеем и чем пользуемся. Ради этого следует предпринять конкретные шаги. Кроме того, следует устроить все так, чтобы другие – более нуждающиеся – люди могли пользоваться принадлежащими нам благами. Нам самим следует поддерживать апостольские начинания – и материально, и личным участием.
 
2. Диалог богатого землевладельца с самим собой был прерван Богом. До этого богач не принимал Его в расчет. И вот, теперь Бог дает ему понять, как он ошибся. Безумный! – говорит Господь богачу, – в сию ночь душу твою возьмут у тебя; кому же достанется то, что ты заготовил? В данном случае не смогут помочь накопленные богатства. Так бывает с тем, кто собирает сокровища для себя, а не в Бога богатеет.
 
Наша земная жизнь – это время приобретения заслуг, предоставленное нам Самим Господом. Апостол Павел напоминает нам о том, что мы не имеем здесь постоянного града, но ищем будущего[691 - Евр 13,14]. Господь призовет нас и потребует дать отчет в пользовании предоставленными нам благами, которые Он доверил нашему благоразумию: разумом, здоровьем, материальными благами, дружескими контактами, возможностью оказать помощь ближнему… Господь придет за нами однажды – может быть, в такой момент, когда мы меньше всего будем этого ожидать. Он придет как вор ночью[692 - Ср. Мф 24,43], Он явится как молния на небе[693 - Ср. Мф 24,27], а мы должны быть подготовлены к встрече с Ним. Увлеченность земными реалиями, забвение того, что наша подлинная цель – это жизнь в раю на небесах, может привести нас к тягчайшей жизненной катастрофе – к безумию. Господь так и обращается к человеку, увлеченному одним только материальным: Безумный! Конечно, мы должны твердо стоять на земле. Ничто человеческое – стремления, радости, идеалы – не может быть нам чуждо. Мы должны заботиться как о собственном будущем, так и о будущем тех, кто доверен нашей опеке: так, как это делает хороший отец или хорошая мать семейства. При том не следует забывать, что мы – всего лишь странники и актеры на сцене. Так пусть же никто не считает себя царем или богачом: ведь в конце представления все мы обязательно окажемся нищими[694 - Св. Иоанн Златоуст, Проповедь о Лазаре, 2, 3]. Материальные блага – это только средства для достижения указанной Господом цели. Сами по себе они никогда не должны быть целью.
 
Наша жизнь весьма кратковременна: в сию ночь душу твою возьмут у тебя. Время коротко – уже в сию ночь – а мы, быть может, мечтаем о многих годах земной жизни, как будто наше пребывание здесь будет вечным. Дни нашей жизни исчислены: мы – в руке Божией. Спустя какое-то время – может быть, очень краткое – мы встретимся с Ним лицом к лицу.
 
Памятование о смерти поможет нам правильно ориентировать собственные усилия, дорожить временем[695 - Ср. Еф 5,16], использовать разнообразные житейские обстоятельства для приобретения заслуг и умилостивления за прошлые грехи, а также научит нас не привязываться к тому, чем мы владеем и чем располагаем. Какой-то из дней нашей земной жизни станет для нас последним. Вот и сегодня умрет – или уже умерло – множество людей. Смерть застигнет их в самых разнообразных обстоятельствах. Наверняка, многие из них не ожидали, что времени на умилостивление, на “упаковку чемоданов” для путешествия в вечность у них уже не будет. Кое-кто умер, не отрешившись от привязанности к вещам незначительным, ненужным для жизни вечной. Между тем умы и сердца других людей могли быть наполнены теми же человеческими реалиями, но обращенными к Господу. Они-то и получат чудесное сокровище, которого ни моль, ни ржа не истребляют, и воры не подкапывают и не крадут[696 - Ср. Мф 6,20].
 
3. В момент смерти состояние души фиксируется навсегда. После смерти уже невозможны перемены: судьба в вечности полностью определяется нравственной позицией, занятой на земле. И если упадет дерево на юг или на север, то оно там и останется, куда упадет[697 - Екк 11,3]. По этой-то причине Господь так часто призывает нас бодрствовать[698 - Ср. Мф 24,42-44; Мк 13,33-37; Лк 21,34-36]: ведь смерть не полагает конца человеческому существованию, а лишь открывает собой его новый этап. Христианин не может пренебрегать земным бытием, не может не ценить его. Однако оно – только подготовительный этап к вечной жизни с Богом на небесах. Лишь тот извлекает пользу из земной жизни, кто богатеет в Бога, посвящая Ему свои повседневные занятия и правильно обращаясь с материальными благами. Жить же иначе – значит жить иллюзиями. Подлинно, человек ходит подобно призраку; напрасно он суетится, собирает и не знает, кому достанется то[699 - Пс 39(38),7].
 
Если мы используем блага, которыми владеем и которыми распоряжаемся, к умножению славы Божией, то постепенно сумеем выработать правильное к ним отношение. В этом случае мы не станем роптать, если нам чего-нибудь будет недоставать. Недостаток материальных благ – а мы примем этот факт как изъявление воли Божией – не выбьет нас из равновесия: ведь целью жизни не может быть обладание вещами. Мы также обязаны делиться с другими людьми тем, что имеем, облегчать им трудоустройство. Если же кто-то из нас живет в достатке, то ему следует поддерживать культурные и социальные начинания, но, прежде всего, щедро жертвовать в пользу благотворительных инициатив и Церкви.
 
Памятование о смерти побуждает нас дорожить временем: вполне вероятно, что его осталось у нас не так уж много. Дети мои! Этот мир ускользает из наших рук. Мы не можем терять время – оно коротко (…). О, как я хорошо понимаю это восклицание апостола Павла, когда он пишет к коринфянам: tempus breve est! Как коротко наше пребывание на земле! Эти слова звучат глубоко в сердце христианина: как упрек в недостатке великодушия, и как никогда не смолкающий призыв к верности. И в самом деле, как мало у нас времени, чтобы любить, чтобы умилостивить[700 - Св. Х. Эскрива, ср. Информационный бюллетень беатификационного процесса, № 1, стр. 4.]. Но с пользой ли мы проводим это время? Не привязано ли все еще наше сердце к мирским безделицам, которые ничего не стоят?
 
Размышление о “последних вещах” – это прекрасное лекарство от греха. Это также эффективное средство, благодаря которому наша жизнь становится осмысленной. Тот, кто прибегает к этому средству, будет лучше трудиться, тщательнее исполнять свои обязанности, с большим пониманием относиться к ближним и оказывать всю возможную помощь нуждающимся. Служение любви – вот самое лучшее рекомендательное письмо, с которым мы можем приступить к Богу.

 

Девятнадцатое Рядовое Воскресенье. В ожидании Господа.
 
 
1. Богословские основания надежды.
 
2. Бодрствование. Испытание совести.
 
3. Духовная брань в житейских мелочах.
 
1. Сегодняшняя воскресная Литургия слова напоминает нам простую истину: жизнь на земле – это ничто иное, как ожидание второго пришествия Господа. Вера, соображениями которой мы руководствуемся в нашей жизни – это, как учит нас второе чтение, есть осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом[813 - Евр 11,1]. Благодаря этой божественной добродетели, христианин обретает абсолютную уверенность в том, что обетования, данные Господом, непременно исполнятся. Таким образом он, в некотором смысле, уже вступает в вечную жизнь, предвкушает связанное с ней блаженство. В свете веры мы можем убедиться в актуальности двух непреложных истин, определяющих человеческое существование: во-первых, все мы призваны к вечной жизни в раю, а все прочее должно служить лишь достижению нами этой цели; во-вторых, на этом пути нас непосредственно поддерживает Сам Бог[814 - Ср. Св. Фома Аквинский, Сумма теологии, II-II, проб. 17, п. 5 и 7]. Ничто не сможет сбить нас с избранного пути, если только мы строим свою жизнь на трех фундаментальных истинах: Бог всемогущ, Бог безмерно любит меня, Бог верен Своим обетованиям. Он – Бог милосердия, пробуждающий в моей душе упование, а потому я нимало не ощущаю себя одиноким, ненужным, всеми покинутым. Напротив, я знаю, что включен в Божий замысел Спасения, который однажды вполне осуществится в Раю[815 - Иоанн Павел II, Выступление, 20.09.1978]. Божии Благость, Мудрость и Всемогущество – это непоколебимый якорь нашей надежды.
 
Бог всемогущ. Ему подвластно все: ветер и море, здоровье и болезнь, небо и земля… По Его воле абсолютно все – все без исключения – должно служить Спасению: моему и всех людей. Лишь злоупотребления свободой могут свести на нет этот Божественный замысел. Тем не менее, двери надежды всегда остаются открытыми. Бог всемогущ, Он может все, Он – наш Отец и наша Любовь. Ничто, следовательно, не в состоянии укрепить нашу веру и надежду более, нежели глубоко запечатленная в наших душах уверенность, что для Бога нет ничего невозможного[816 - Катехизис Католической Церкви, 274].
 
Бог безмерно любит меня: Он любит меня так, как если бы я был Его единственным сыном. Он ни за что не оставит меня, совершающего свое земное странствие. Он разыскивает меня, если я – по своей воле – заблужусь. Он на деле любит меня, обращая все события и обстоятельства мне во благо. Любовь земных родителей – при всей ее привлекательности – это только слабое отражение любви Божией.
 
Бог верен Своим обетованиям, несмотря на наше отступничество, наше предательство, нашу неверность, нашу невосприимчивость к призванию Божию. Он никогда не обманет нашего доверия, никогда не “пресытится” нами. Он терпелив по отношению к нам – людям, бесконечно терпелив. Во время нашего земного странствия Он не оставляет нас вниманием ни на минуту, Он никого из нас не считает “пропащим”. Он относится к нам подобно отцу из притчи о блудном сыне. Ежедневно Бог выходит взглянуть, не покажется ли вдалеке Его сын, возвращающийся в Отчий дом, причем всякий, кто возвращается, может рассчитывать на пиршество в свою честь.
 
Господь ждет от нас искреннего обращения, великодушного отклика на дар Его благодати. Он надеется, что мы будем бодрствовать, не впадая в духовную леность, не теряя бдительности. При этом ожидание неотделимо от трезвения сердца, а его “градус” прямо зависит от степени любви.
 
2. Иисус призывает нас бодрствовать, потому что неизменно бодрствует желающий нас поглотить враг[817 - Cр. 1 Петр 5,8], и еще потому, что бодрствование свойственно любви[818 - Cр. Песн 5,2]. В сегодняшнем Евангелии[819 - Лк 12,32-48] Господь предостерегает нас: Да будут чресла ваши препоясаны и светильники горящи. И вы будьте подобны людям, ожидающим возвращения господина своего с брака, дабы, когда придет и постучит, тотчас отворить ему.
 
В те времена иудеи носили свободные одежды и, отправляясь на работу, препоясывались. В переносном смысле “препоясаться” означало приготовиться к выполнению какого-либо дела, или отправиться в путь, или вступить в сражение[820 - Cр. Иер 1,17; Еф 6,14; 1 Петр 1,13]. Подобным же образом “держать горящий светильник” значило бодрствовать или ожидать чьего-либо появления. Когда Господь явится в конце нашего земного пути, Он должен застать нас подготовленными и бодрствующими, как в ясный день, поглощенными служением любви, усовершенствованием земного бытия, и при том не потерявшими из виду окончательную, духовную цель жизни, к которой все должно быть обращено. Господь должен увидеть, что мы правильно относимся к земным реалиям: профессиональному труду, бизнесу, отдыху…, что мы четко сознаем относительность всего земного, что мы обращаем его к умножению славы и любви Божией, обретению заслуг “на небесах” и служению ближним. Мы призваны сделать этот мир более справедливым, человечным, христианским…
 
От решающей встречи со Христом нас отделяет совсем небольшой промежуток времени. Каждый прожитый день неумолимо приближает нас к вечности. Для кого-то этот переход совершится уже в текущем году, для кого-то – в следующем, для кого-то – чуть позже… В любом случае нам обязательно покажется, что земная жизнь промелькнула очень быстро. Господь придет во вторую или в третью стражу… Поскольку же мы не знаем ни дня, ни часа, то надлежит нам, по увещанию Господню, постоянно бодрствовать, чтобы по окончании единственного пути нашей земной жизни (ср. Евр 9,27) удостоиться войти с Ним на брачный пир и сопричислиться ко благословенным[821 - II Ват. Собор, Lumen gentium, 48]. Для тех, кто отвернулся от Бога, день Господень настанет совершенно неожиданно: как тать ночью[822 - 1 Фес 5,2]. Вы знаете, что если бы ведал хозяин дома, в который час придет вор, то бодрствовал бы и не допустил бы подкопать дом свой. Будьте же и вы готовы… Святитель Иоанн Златоуст замечает, что таким образом Бог вразумляет тех, кто не слишком заботится о спасении своей души, зато занят охраной своего имущества от воров, появления которых ожидает[823 - Св. Иоанн Златоуст, Catena aurea, III].
 
Противоположность бодрствования – небрежность, отсутствие должного внимания, что является следствием неправильного расположения воли[824 - Св. Фома Аквинский, цит. произв., II-II, проб. 54, п. 3]. Мы бодрствуем, если ежедневно совершаем тщательное испытание совести. Тщательно проследи за своим поведением. Ты увидишь, что душу твою переполняет масса недостатков, которые и тебе причиняют вред и, возможно, тем, кто тебя окружает.
 
– Помни, сын мой, что микробы не менее опасны, чем дикие звери. А ты пестуешь эти недостатки, эти просчеты – так выращивают микробы в лабораториях – они плодятся, вследствие твоего неумения смиряться, пренебрежения молитвой, долгом, вследствие незнания себя… И вот, впоследствии, эти очаги заразы отравляют среду твоего обитания.
 
– Ты нуждаешься в ежедневном, тщательном испытании совести, которое бы привело тебя к конкретным намерениям измениться в лучшую сторону, ведь ты действительно почувствуешь боль из-за своих недостатков, ошибок и грехов[825 - Св. Х. Эскрива, Кузница, 481]. Господь должен застать нас подготовленными, в какое бы время Он ни пришел, и в какой бы ситуации нас ни обнаружил.
 
3. Мы будем бодрствовать в любви и не поддадимся искушениям духовной лености и греха, если будем стараться быть верными в мелочах, из которых и складывается повседневная жизнь. Если мы будем обращать внимание на мелочи в ежедневном испытании совести, то легко обнаружим знамения, открывающие причины и конкретные формы наших заблуждений. Все великое предваряется мелочами. Кроме того, мелочи – это пища бодрствующей любви. Тот, кто пренебрегает так называемыми “мелочами”, подвергает себя весьма серьезной опасности.
 
Святой Франциск Сальский подчеркивает важность побед над мелкими искушениями. Таких искушений обычно бывает очень много на протяжении дня. Если все они успешно преодолены, то связанная с этим заслуга может быть даже большей, чем заслуга от победы над одним большим искушением. Кроме того, хотя волки и медведи, несомненно, опаснее мух, они не настолько нам докучают и не испытывают так нашего терпения. Достаточно легко, – продолжает святой, – не совершать убийств, но весьма трудно сдержать мелкие вспышки гнева, которые случаются почти непроизвольно. Не так трудно не воровать, но очень легко желать чужого. Легко не лжесвидетельствовать в суде, но трудно не лгать собеседнику. Легко не быть пьяницей, куда труднее блюсти воздержание[826 - Св. Франциск Сальский, О благочестивой жизни, IV, 8].
 
Мелкие ежедневные победы укрепляют основы благочестия и делают нас более чувствительными к делам Божиим. Такие ситуации случаются очень часто. Речь может идти о “минуте героизма” при пробуждении от сна и в начале работы, об отказе тратить время на чтение “желтой прессы”, об обуздании нездорового любопытства, о самоограничении в еде, о борьбе с пороком болтливости… Будем уверены, что число побед в этих малых сражениях с врагами будет соответствовать числу драгоценных камней в венце славы, уготованном для нас Богом в святом Царствии Его[827 - Там же].
 
Если, в случае появления искушения – чего-то такого, что в нас или в других людях может стать оскорбительным для Бога, мы победим его усилием любви, то мир посетит нашу душу, а казавшееся неотвратимым поражение обернется нашим триумфом. Тот же Франциск Сальский отмечает: когда дьявол видит, что его искушения лишь умножают нашу любовь к Богу, он перестает нас искушать[828 - Там же, IV, 9].
 
Тот, кто верен в малом, препоясан, бодрствует и всегда готов встретить грядущего Господа. Вся наша жизнь должна стать радостным ожиданием, а одновременно – столь же радостной активностью, связанной с исполнением заданий, порученных нам в этом мире любящим Отцом. И тогда мы, наконец, поймем сокровенный смысл следующих слов Иисуса: Блаженны рабы те, которых господин, придя, найдет бодрствующими; истинно говорю вам, он препояшется и посадит их, и, подходя, станет служить им[829 - Лк 12,37]. Он непременно придет. А мы не устанем бодрствовать!

Последнее изменениеВоскресенье, 28 июля 2019 01:05

Комментарии   

+3 #1 admin 11.09.2016 16:17
Читайте размышления о блудном сыне - чтение этого воскресенья. Также добавили для скачивания размышления на все дни с 24-й по 34-ю рядовую недели.
Цитировать | Сообщить модератору

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить