RUS
†Бог любит тебя таким, какой ты есть! †Христос добровольно пошел на крест за твои грехи †Смерть побеждена! †Самый прямой путь к спасению - не осуждай! †Иисус ищет и ждет тебя! †Христос воскрес! †Дьявол не может сделать ад привлекательным, поэтому он делает привлекательной дорогу туда

История еврейского мальчика, ставшего кардиналом

Арон Жан-Мари Люстиже принимал Иисуса Христа как Мессию Израиля.

Был Великий четверг 1940 года. Еврейский парень четырнадцати лет Арон Люстиже (1926-2007) остановился около католического кафедрального собора в Орлеане (Франция). Через минуту он вошел внутрь святыни. «Я остановился у южного трансепта, где мерцало множество цветов и свеч. Удивленный, я простоял там несколько минут. Я не знал, почему я там нахожусь, и почему со мной что-то происходит. Я не понимал значения того, что я видел. Я не знал, ни какой праздник, ни того, что делают присутствующие там люди в молчании. Я вернулся домой в свою комнату. Никому ничего не сказав».

«На следующий день я вернулся в кафедральный собор. Я вновь хотел увидеть то место. Костел был пуст. Он был пуст также и духовно. Я пережил опыт той пустоты: я не знал, что это была Великая Пятница, но именно в ту минуту я подумал: Я хочу принять крещение».

Арон Люстеже родился в Париже. Его отец был эмигрантом – ашкеназийским евреем из колена Левина, прибывший во Францию из Бендзина, где и познакомился со своей будущей супругой. У семьи Люстиже был магазин трикотажных изделий. Они не были слишком религиозны. Шарль Люстиже был агностиком, он не праздновал никаких еврейских праздников, за исключением весенних, во время которых торжествуется пробуждение природы.

Осознанию Бога с абсолютной уверенностью Арон обязан своей матери. Для отца это все было глупостью. Родители оберегали своих детей от христиан, велели относиться к ним по-дружески, но с осторожностью, а одна только мысль об обращении была для них не приемлема. Маленький Арон, однако, взрослел в христианском мире. В школе, когда он посещал лицей, его лучшим другом был протестант. Огромное впечатление на Арона произвело чтение протестантской Библии. Он полностью прочел её – как Ветхий, так и Новый Завет – втайне от родителей (в то время когда он должен был практиковать гаммы). Впрочем, он много читал. Вскоре после Библии пришла очередь истории английских католических мучеников времен реформации – людей, находящихся в заключении и преследованных за веру.

«С одной стороны для меня это было абсолютно не понятным, потому что я тогда еще не изучал историю. Я вообще не знал о католиках и протестантах, даже о Генрихе VIII. Для меня это было как чтение истории об индейцах или папуасах. Но я распознал в ней тайну мученичества и Абсолют Бога. Богу нужно все отдать, необходимо быть верным тому, чего Он требует от тебя. Мученик отдает свою жизнь в жертву потому, что хочет быть верным и для того, чтобы спасти людей. Здесь для меня есть определенное сходство со страдающим Мессией Исайи».

Некоторое влияние на Арона оказали христианские учителя, а также пребывание в христианских семьях в Германии. Именно тогда он в первый раз находился в ежедневном контакте с христианами, в домах которых царила атмосфера спокойного добродушия, стиль жизнь сформированный моральностью Евангелия. Невероятно важным для духовного развития Люстиже было нахождение в Орлеане. Родители отправили туда его с сестрой сразу после начала войны, в надежде, что в провинции дети найдут лучшее убежище. Здесь Арон ходил в лицей, где был единственным евреем в классе. «Я разделял свою жизнь среди действительно убежденных христиан. Они точно знали, что мы евреи, и поступали с нами с определенной осмотрительностью. Я вновь открывал изнутри мир христиан, на этот раз уже не немецкий, а французский: культуру, мышление, жизнь и поведение. Особым образом меня интересовали христианские памятники и костелы в Орлеане и его окрестностях».

Однажды Арон попросил Новый Завет у своей хозяйки, и начал его читать с евангелия от Матфея, которое находится вначале. В этот же самый период он очень внимательно читал Паскаля. Затем он начал вручную переписывать евангелие от Матфея, подчеркивая некоторые фрагменты, которые его затрагивали. Так, без какого-либо внешнего давления, невероятным и деликатным образом в нем дозревало решение принятия католической веры.

После этих событий Арон связался с епископом Орлеана. Епископ начал давать Арону личные лекции по религии, а также призывал его просить разрешение у родителей для совершения таинства крещения. Разговор с родителями для молодого Арона было не простой задачей. Это была невероятно болезненная сцена, которую невозможно было вынести. Арон объяснял им, что в результате этого шага он не оставляет еврейский народ, а наоборот, находит его, что открывает в полноте его значение.

«Я абсолютно не чувствовал, что совершаю предательство; наоборот, я чувствовал, что я открываю важность, значение того, что находится в моем распоряжении от рождения». Для родителей это было совершенно непонятным, сумасшествием, тем, что невозможно вынести. Эта была самая ужасная вещь, худшее бедствие, которое могло с ними произойти.

«У меня было острое ощущение понимания того, что я причиняю им невыносимую боль. Это разрывало мне сердце, и я сделал это на самом деле только в результате внутренней необходимости. Другое решение основывалось бы на закрытии всего внутри себя, на укрытии и ожидании. Но такое решение я даже не принимал во внимание».

В конце концов, родители нехотя выразили свое согласие. Церемония принятия таинства крещения и принятия первого причастия была совершена 25 августа 1941 года, а таинство миропомазания – 15 сентября 1940 года. Во время крещения к своему имени Арон добавил имена Жан и Мария.

«Ни одной минуты у меня не была даже мысли отречься от своей еврейской идентичности. Наоборот. Я принимал Иисуса Христа как Мессию Израиля и имел общее с христианами, которые уважали иудаизм».

Свидетельством того, что родители не могли до конца согласиться с тем, что Арон принял католичество, является то т факт, что после войны отец пытался аннулировать крещение. Аргументируя это тем, что не были выполнены условия принятия крещения. Однако Арон прекрасно знал, что это не так, и смело дал истинное свидетельство приехавшему раввину, выступая против аргументов отца. Арон и его отец остались живы во время войны, а мама погибла в Освенциме.

После окончания учебы он начал реализовывать свое желание стать священником. Учился в Сорбонне и в семинарии Кармелитов. После рукоположения (Пасха 1954 г.) стал директором центра Richelieu и духовным отцом студентов в университете Сорбонна. В 1969 году стал настоятелем прихода св. Иоанны де Шанталь. В 1979 году введен в сан епископа Орлеана, а менее двух лет спустя – архиепископа Парижа. В 1983 году Арон Жан-Мари Люстиже получил звание кардинала, а в 1995 году стал членом престижной Французской академии. Умер в 2007 году.

Последнее изменениеВоскресенье, 02 августа 2015 21:20

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить